Category: история

Из Китая в Россию

Никогда не любил Россию. Не знаю, насколько сказалось то, что я родился и вырос в Украине, но ни Россию, ни историю России я никогда особо не любил. Не могу сказать, что ненавидел, просто не испытывал никакого восторга, не умилялся березками, колокольным звоном, русскими писателями, русскими художниками, вообще, был далек от всего русского. Читатели моего журнала знают, что стрелка моего антирусского компаса сместилась знатно в сторону Кремля после ознакомления с журналом «Вестник финансов, промышленности и торговли», который, хрен его знает, имеет ли аналоги в мире, но чего мои читатели не знают, так это того, что я стал проникаться русским духом ещё больше после прочтения всего одной, хотя и длинной публикации.

Публикация эта является мемуарами Александра Александровича Пеликана (1848 — 1915 (?)), представителя знатного рода Пеликанов, российского консула в Йокогаме. В последнее посещения моего научрука Александра Ивановича Тумакова пару лет назад, дорогой учитель сказал мне, что для какого-то альманаха, посвященного университету, он ищет материал об одном выпускнике юрфака, А. А. Пеликане. Я как истинный книжный червь, конечно же, моментально отреагировал и взял на карандаш. Публикация воспоминаний, увидевших мир в журнале «Голос минувшего» за 1914, была разбита на несколько частей. Я заказал в ГПИБе первые две, но материал оказался крайне странным. Он касался детских воспоминаний Пеликана, и тем темпом, что он писал, ему понадобилось бы ещё 20 частей, чтобы дойти до повествования о Японии, которая и интересовала нас в первую очередь. В общем, я отправил Александру Ивановичу те части, и поскольку отклика особо никакого не получил, то забил на это дело. Забил и забыл.

Совершенно случайно не так давно в каталогах ГПИБа я натолкнулся на работы Пеликана, посвященные сугубо Японии. Тут я вспомнил про его воспоминания и решил перечитать. И это чтиво меня увлекло. Пеликан на склоне лет с невероятным упоением и художественным мастерством описывает Россию второй половины XIX века. Он описывает улицы, шум на улицах, сословия, повадки представителей сословий, царя, двор царя, школы, лицеи, быт, одежду, вообще всё. Шаг за шагом, кирпич за кирпичом старая Россия просто оживает у вас в голове. Это настолько удивительно и прекрасно, что я дозаказал все остальные части его воспоминаний + системный каталог всех статей «Голоса минувшего» за все года. И тут случился некий книжночервный курьёз. В самом каталоге указано, что воспоминания Пеликана вышли в номере № 2, 3 за 1914 год и № 1-4 за 1915. С ГПИБа пришел ответ, что в № 3 за 1915 год статьи нет, остальные есть, но может быть имеет смысл проверить все номера за весь этот год? Я предположил, что таки имеет смысл, и это было правильное решение. Последняя часть воспоминаний спряталась в № 12 от 1915 года, о чем не знал абсолютно никто. Во всех упоминаниях мемуаров «Во второй половине ХIХ века» А. А. Пеликана в интернете и где-либо ещё вы не найдете упоминания 12-го номера.

Ну а вот собственно сам Пеликан и совершенно рандомный фрагмент воспоминаний.



Или вот. К слову, тут реально сложно понять, как пожилой человек воспроизводит все детали социальной жизни своего детства. Наверняка, он провел некоторую исследовательскую работу, поскольку это невозможно просто ПОМНИТЬ.



Количество атмосферных подробностей просто зашкаливает. Лучшее, что я читал о старой России. Я полюбил её только благодаря одной этой публикации.

Камни Хиросимы

Как вы знаете, первые 2 года аспирантуры я потратил на просмотр китайских и японских фильмов, и если японские я никогда особо не приветствовал, то китайские пересмотрел почти все, включая такую парашу, которую жутко даже вспоминать. Более того, у меня был период времени, когда я увлекся коллекционированием советского дубляжа и даже преуспел в этом деле.

К чему я. А к тому, что когда-то давно я прикупил советский дубляж фильма "Камни Хиросимы". Это один из пяти японских фильмов, которые я советую к просмотру. Не так давно один хороший человек выложил мою копию на рутрекере, а другой хороший человек приколотил советскую дорожку к двд-рипу (тут нужно понимать, что советские копии делаются с плёнки в Госфильмфонде и картинка там убитая напрочь). Так вот, вот этого франкенштейна (в хорошем значении слова) я и выкладываю тут. Как всегда, фильм пролежит 7 дней, а потом исчезнет.

https://fex.net/s/pa7nr3f

Викидата и изучение истории Китая

Я понимаю, что сегодня превысил норму по количеству постов, но не могу удержаться. Небольшой лайфхак для людей, которые читают старые журналы, допустим 1898 года, и натыкаются на ничего не говорящие им имена людей, которые были известны в 1898 году, но глубоко неизвестны сейчас. Вот вам небольшой кейс.



Опять же, это к уровню осведомлённости современников и современных академиков. Я не буду ручаться, но крайне не уверен, что кто-то из современных специалистов... Ладно-ладно, я опять начинаю говорить за всю Одессу. Скажу за себя. Я понятия не имею, кто такой Ма-пи-яо. Пост губернатора в эпоху Цин — это явно немало, но как его найти, как найти его имя иероглифами? В байду по пиньиню? 妈逼药? И по каким ключевым словам? Он ведь мог быть губернатором (巡抚), а мог быть и генерал-губернатором (总督). «Провинции рядом с Пекином» это явно фигура речи человека, который Китай на карте не видел. Рядом с Пекином находилась всего одна провинция — Чжили, и генерал-губернатором Чжили Ма-пи-яо не был. И что остаётся?

Остаётся ВИКИДАТА!

Если вы не знали, то Викидата — это что-то вроде метапроекта википедии, на котором собирается и аккумулируется базовая информация о статьях из всех возможных языковых разделов Википедии. Делается это главным образом для связности, чтобы человек, пишущий в русской википедии, мог не искать статью в каждой отдельной языковой википедии, а найти страницу на викидате (допустим, о Марксе) и привязать свою новосозданную статью (допустим, на вэньяне) к ней. Раньше, когда викидаты не было, работу проделывали боты: они ходили по каждому разделу и проставляли ссылки на новодобавленные языковые версии статьи.

Так вот. О чем речь. Как там звали нашего героя? 妈逼药? Своего сына я бы конечно так не назвал.

Ок, кроме шуток. Ma Biyao - 0 результатов.



Но остаётся ещё один шанс. Ma Piyao и ........



Вот и всё. Обнаружение персонажа, невозможное при любом другом поиске, было реализовано в две минуты. И да, он был губернатором Гуанси. Сколько там от Гуанси до Пекина сами прикиньте по карте.

Бесплодный марксизм

Спустя четыре года вернулся к написанию статьи об одном американском марксисте, которого вы, вероятно, все знаете, но скорее всего не знаете, почему знаете. Он известен благодаря своей известности. Его перу принадлежит много работ, но почти все они не имеют научной значимости. Он выдвигал много идей, но почти все они были раскритикованы в пух и прах, при этом критиковали его не только западные марксисты, но и марксисты советские. В 50-е годы он открыто поддерживал Сталина (в Америке-то, яйца у него были нормальные), а потом признал, что глубоко ошибался. Он был основателем самого радикального журнала (по тем временам), который рассказывал всему миру об американском империализме, но журнал начал вырождаться ещё при его жизни, а сейчас так просто скатился в какую-то дикую околомарксистскую муть. Он был сыном банкира и в юные годы выглядел как Леонардо ди Каприо, прожил долгую жизнь и имел трёх жен.

В общем, вопрос в том, будет ли вам интересно прочесть статью о таком парне?

Письма барона

Дорогой моему сердцу vas_s_al в очередной раз подставил дружеское плечо и помог обработать сканы, купленные в ГПИБе. На этот раз речь о письмах барона Рихтгофен. Это тот который Фердинанд фон Рихтгофен, а не «красный барон» Манфред фон Рихтгофен, лучший немецкий ас Первой мировой войны (он был племянником нашего барона). Чем примечателен наш барон. Он примечателен двумя фактами:

1) он неизвестен нашим молодым китаеведам, вроде меня, ахахаха 2) он был ОЧЕНЬ хорошо известен моим любимым репрессированным и перестрялянным китаеведам 30-х годов. Для примера пару упоминаний. К примеру тот же Мадьяр:

«Замечательный геолог и агроном Рихтгофен, который в смысле изучения и научного обследования Китая один дал больше, чем все английское и американское поповско-коммерческое китаеведение в совокупности, первым подметил и формулировал это несомненно одно из важнейших явлений китайского и вообще дальневосточного земледелия. «Обработка земли, — говорит он, — ведется не в соответствии с наличием рабочих рук, я сообразно величине площади, для обработки которой наличное население может поставлять навоз».

А вот что пишет Г. Сафаров (естественно тоже растрелянный)

«Огромнейшая заслуга Рихтгофена в научно-точной и проверенной характеристике китайского земледелия. Убожество господ Кингов при сопоставлении с ним бросается в глаза. Однако и Рихтгофен не мог выскочить из своей телесной оболочки и забыть о том, что он прус-ский барон. В качестве прусского барона он не мог не проявить из-вестной доли невежества по части исторических условий. Поэтому-то он и не понял, что замена скотины человеком во всех областях, вплоть до производства навоза, была господствующей, руководящей нитью всей китайской истории. Тем не менее, Рихтгофен — первый и единственный, кто имел мужество выдвинуть смелое утверждение о том, что крестьянское бытие в Китае определяется количеством навоза. В таком прямом подходе к делу ему помог практицизм прусского юнкера, уже вскоре после франко-прусской войны познакомившегося с нехваткой батрацких рук. Население давит на средства производства! Поэтому в Китае человек вытесняет рабочий скот даже в производстве удобрения. От количества человеческого удобрения зависит количество обрабатыва-емой земли. Семейный принцип, требующий теснейшего сотрудниче-ства всех членов семьи, тут находит подкрепление с точки зрения усло-вий производства удобрения!»

Короче, у меня все были основания для того, чтобы выложить энную сумму за барона и прислать сканы Алексеею на обработку, за которую ему огромная благодарность. Что именно писал барон, я, как Вы сами понимаете, сам не знаю и буду только узнавать.

PDF
yadi.sk/d/uDIOSmevya3YnA
DJVU
yadi.sk/i/SexuVuEs0xF5xA

И снова о китаистах России

Дорогой whitefluffy5 подбросил мне "флаг в руки", а я не смог удержаться.

В общем, я достал «Докторские и кандидатские диссертации, защищенные в Институте востоковедения Академии наук СССР с 1950 по 1970 гг» и выяснил внезапное, не то, что китаеведение в СССР в указанный период никак не изучало вопросы позднецинской и китайскореспубликанской экономики, самого китаеведения в СССР не было. Были отдельные люди, которые чем-то занимались, и эти имена все мы знаем: Тихвинский, Переломов, Илюшечкин, Никифоров, Васильев и ещё пара-тройка специалистов-историков. Экономисты стоят особняком.







На тот случай, если кому-то станет интересно, что это были за конкретные работы, то я подгрузил сканы на гуглдрайв.

А вот вам для сравнения пара страниц из Библиографии Китая Скачкова от 1932 года. Не диссеры, простые статьи, но темы звучат жизненно и бьют по живому. Разве это не громадная разница с этими вашими тихвинскими и кобзевыми? Куда делись все эти специалисты?







Такие дела.

В чем фишка Китая

Стащено с БКРС, просто не смог не перепостить.

Харканье, рыганье, пердежь, пришибленные по голове бабки, изнасилование свиньи мечом в интернете, плохой интернет (плохие поисковики, неудобные соцсети, ежедневные задания, баллы, донаты, короче, одноклассники с красными конвертами, только на весь интернет, PSN store пустой, если не колдовать с восстановлением данных с флешки с некитайским аккаунтом на ней), плохая культура письма учебников, скудность и вторичность художественной литературы (трагедия семьи/маленького человека на фоне трагедии государства), народная медицина кала и мочи (та самая, где надо баоцзы на человеческой крови жрать, чтобы от тубика вылечиться), продажа ноунеймовых видеокарт с чипами десятилетней давности под видом 10-й серии от нвидиа, отсутствие сносного оригинального контента в виде фильмов/сериалов/игр/комиксов/блоггеров/влоггеров, фактическое отсутствие механизма общественного порицания (обоссался/обосрался на улице - все прошли мимо), ENGRISH: WELCOME TO BEIJING-SIRI DO YOU LIKE TO EAT YELLOW SOUP I SHIT YOU EAT CHINESE MEDICINE KNOW FOR CENTURY WESTERN DOCTORS LYE, некрасивые трапы, плохой воздух, плохая еда, издевательство над животными, отсутствие концепта пунктуальности, отсутствие любознательности, узкий кругозор местных, одинаковые лица у людей (примерно где-то 50 одинаковых моделек NPC, которые постоянно потом повторяются), sideways pussies, почти у всех вонь изо рта, бороды усамы бин ладена в трусах у студенток, дороги хорошие с очень плохим разветлением порой, какая-то адская бюрократия с бесконечными 报告, культ еды, мутированный марксизм без марксизма с free shit for all, император Си на каждом углу ехидно посматривает на тебя, приманивание со всего мира самых худших иностранцев - ктвишниц/моделей/тичеров/нуэйджеров-любителей ТКМ/уклонистов/навальнистов/запутинцев/ITшников-бывшезаукраинцев-этатистов-любителей посетить ктв и прочих.
Это прям, что можно сразу вспомнить, а так из хороших фишей, да, великий китайский язык, который учить да-да-да очень просто, модно, круто, молодежно, не то, что твой английский, фу, кому нужен он, 21 век - век пояса и пути, дорог в узбекистане, да. Еще фишка - великая китайская культура и история (где-то 9999999999999 тысяч лет по последним изысканиям китайского историка 王某名) - как фармить в вовке и копать золото. Еще тао и оплата по QR-кодам.

Маркс-выпивоха

В свободное время пишу для Вики биографию Маркса. Пишу о Марксе, поскольку биографии я писать люблю, да только достойных персоналий нет. Был Семёнов, Кон, Клейн, Илюшечкин, Суизи, Майкл Хадсон, Ричард Лахман... всем этим ребятам повезло, что у меня был временный интерес к их работам, благодаря чему появились статьи о них. Сейчас я бы на такое не пошёл. А Маркс — он всегда будет Марксом. О ком писать, если не о нём? 

Я вооружился несколькими замарксисткими панегириками (вроде трёхтомника Корню и толстенной биографии под редакцией Федосеева), а также парой западных антимарксистских пасквилей (вроде «Karl Marx : Greatness and Illusion» от Gareth Stedman Jones и «Love and Capital : Karl and Jenny Marx and the Birth of a Revolution» от Мэри Габриэль). Последняя как раз и заинтриговала меня частым упоминанием увлечения Маркса выпивкой в студенческие годы (я пока что застрял на обучении в Берлине).

«MARX’S FIRST YEAR at university was drowned in alcohol.»

«He joined a group of Young Hegelians in the bohemian Doctors’ Club, where he combined two of his favorite activities— philosophical debate and drinking.»

«His frequent drinking episodes with colleagues throughout the years in Bonn, Berlin, and Cologne often devolved into verbal if not physical fights.» 

Collapse )

Илюшечкин

Статью об Илюшечкине успешно дописал и довёл до статуса, благодаря чему она появилась на заглавной странице Википедии.



Что меня особенно радует, так это осознание того, что до написания статьи в Интернете о нём не было ни слова. Мне пришлось фактически выгрызать информацию о нём. Фотографию выгрызть не удалось, хотя я обратился к большому количеству востоковедов, которые знали его. Все люди, которым приходилось с ним общаться, отзывались о нём крайне положительно. В частности, Леонид Алаев поведал мне следующее:

«еще одна причина моего особого отношения к В. П. — то, что он являлся живым воплощением одного из противоречий марксистской теории. В ней есть несколько противоречий, одно из них — между провозглашенным приоритетом производительных сил для определения формаций (или объяснения перехода от формации к формации) и отсутствием четкого рубежа в развитии производства на рубеже древности и средневековья. Когда он выступил со своей трактовкой исторического процесса, это был период уже распада некогда единой (впрочем, была ли она когда-либо единой?) марксистской школы, период попыток развития „творческого марксизма“. И меня, когда я принимал в этом участие, всегда смущало то, что участники дискуссий по возможности пренебрегали последовательностью суждений и логикой. А В. П. был не таков. Он взял за основу четкий, основополагающий марксистский тезис о первичности производительных сил и стал следовать ему неукоснительно. И у него получилось, что не двух формаций между первобытностью и капитализмом не может быть. И, чтобы не очень выпирать свои расхождения с Марксом (а именно это его и отличало от многих участников дискуссий — он был верным марксистом!), он списал рабовладение и феодализм на Сен-Симона. Маркс, мол, просто взял у Сен-Симона схему этапов, пятичленка — это не марксизм, а сенсимонизм! Получается, что он стал большим марксистом, чем сам Маркс. Именно за это я его ценил — за твердость в проведении взятого курса (даже если он приводит к нонсенсу)».

К нонсенсу приходил в своих теоретических построениях сам Алаев, но не Илюшечкин. Впрочем, речь не о нём. Речь о том, что Илюшечкин прожил долгую жизнь (81 год), но... недостаточно долгую. Умер он в середине 90-х, когда, по выражению знавшего его член-кора Крадина, все были заняты зарабатыванием денег, и о нём просто забыли. Ну был такой вот старый дед, ну писал что-то, ну спорили о его работах, умер, да и ладно. Но мне вслед за Олдриджем хочется крикнуть: «Не хочу, чтобы он умирал!». Советская историческая наука была дикой помесью паноптикума с террариумом, подлинной наукой, а не карьеризмом, не доказательством каких-то безумных идей, которые были найдены между строк «Капитала», или в черновиках Маркса, или «Маркс догадывался, а я доказал», одним словом подлинными исследованиями, которые не стыдно озвучить перед лицом учёных любых стран мира, занимались единицы. И вот Василий Павлович Илюшечкин был такой единицей, о которой забыли, но теперь, надеюсь, будут помнить.